26.07.2020 23:19

Особенности перевода на русский язык лингвокультурологических аспектов в рассказах О. Генри

Особенности перевода на русский язык лингвокультурологических аспектов в рассказах О. Генри

Рассказы О. Генри богаты уникальными элементами американской культуры, поэтому они представляют значительные трудности для переводчика. В настоящее время мало кто решается на перевод его творчества, так как при переводе рассказов
О. Генри необходимо учитывать лингвокультурологические аспекты американской литературы.

Сложность перевода текста литературного произведения на другой язык обусловлена несколькими факторами.

С одной стороны, произведение необходимо переместить из одной культурно-языковой среды в другую, чтобы оно было понятно читателям перевода. Для этого переводчик О. Генри должен быть одинаково хорошо знаком как с американской, так и с русской культурой. Автору перевода также необходимо иметь представление о ряде ассоциаций, вызываемых тем или иным словом у носителя обеих культур.

С другой стороны, очевидно, что фонетический строй разных языков также не совпадает. Следовательно, переводчик сталкивается с поиском похожих по звучанию или полисемантичных слов, на которых будет строиться каламбур в языке перевода.
Огромную сложность при передаче англоязычных произведений на русский язык представляет перевод имен собственных.

Имя собственное “Soapy”, которым О. Генри называет главного героя рассказа ‘The Cop and the Anthem’, больше похоже на прозвище, чем на обычное имя. А значит оно содержит в себе некую характеристику персонажа. Однако оба переводчика, взявшиеся за этот текст, передают его при помощи приема транскрипции: «Сопи» у А. Горлина и «Соупи» у Е. Кайдаловой. Если обратиться к словарям, то найдутся следующие определения слова «soapy»:
a) insincere, forced, sugary (informal) [Macmillan Dictionary]
b) (Of a person or behavior) unpleasantly flattering and ingratiating /in' greijieitiq/ [Oxford Learner’s Dictionary]

Эти дефиниции соответствуют русскому «елейный, вкрадчивый». Таким образом, при использовании переводчиком приема транскрипции читатель теряет возможность увидеть авторскую характеристику в говорящем имени главного героя рассказа.

В следующем примере юмор строится на введении заглавных букв там, где они не предусмотрены правилами английского языка. Таким образом обычное наречие “outdoors” превращается в имя собственное.
(1) “A dead leaf fell in Soapy's lap. That was Jack Frost's card. Jack is kind to the regular denizens of Madison Square, and gives fair warning of his annual call. At the corners of four streets he hands his pasteboard to the North Wind, footman of the mansion of All Outdoors, so that the inhabitants thereof may make ready” [O. Henry 2009: 25].
“The mansion of All Out doors” - центральная часть развернутой аллегории о зиме. О. Генри рисует небольшую лубочную картинку, в которой есть место олицетворению (the North Wind), метафоре (a dead leaf = Jack Frost’s card) и иронии (улица и бездомные люди, обитающие там, превращаются в живом воображении автора в особняк и его обитателей). Это иллюстрация одной из отличительных черт творчества О. Генри - легкости неожиданных экспериментов со стилистическими приемами вкупе с иронией.

Этот абзац занимает важное место в структуре рассказа, так как он выражает тон повествования и настраивает читателя на определенный лад.

А. Горлин довольно удачно передает данную аллегорию с помощью приема модуляции:
(1a) «Желтый лист упал на колени Сопи. То была визитная карточка Деда Мороза; этот старик добр к постоянным обитателям Мэдисон-сквера и честно предупреждает их о своем близком приходе. На перекрестке четырех улиц он вручает свои карточки Северному ветру, швейцару гостиницы "Под открытым небом", чтобы постояльцы ее приготовились» [Пер. Горлина 2010: 25].

По какой-то причине переводчик меняет авторское слово ‘mansion’ на «гостиницу», несколько скрадывая оригинальный оксюморон. Но все же гостиница «Под открытым небом» несет иронию, заложенную автором в оригинале.

Однако Е. Кайдалова обходится с переводом этого фрагмента более вольно:
(1b) «На колени Соупи упал сухой лист. Это была открытка от Санты Клауса. Он добр к постоянным обитателям Мэдисон- сквер и всегда честно предупреждает о ежегодном визите» [Пер. Кайдаловой 2009].

Е. Кайдалова оставляет только первую половину абзаца. Непонятно, чем мотивировано опущение двух авторских предложений. Возможно, переводчица не смогла найти способа эквивалентно передать авторский юмор. Однако попыток компенсации так же не было предпринято.

Таким образом, можно сделать вывод, что при переводе рассказов О. Генри недопустим перевод-пересказ, так как при таком подходе теряется, в первую очередь, тон авторского повествования.

Удачный перевод заголовка рассказа из сборника «Четыре миллиона» с игрой слов нашла Татьяна Озерская. В числе переведенных Т. Озерской рассказов есть лирическая зарисовка ‘A Service of Love’. Как известно, в этом произведении повествуется об амбициозной паре, которой не удалось обрести известность в искусстве, но удалось обрести любовь. Каждый из них тайно жертвует своей карьерой в пользу другого. Все это вкладывается О. Генри в название рассказа благодаря тому, что слово “service” является полисемичным.

В словаре среди множества значений этого слова мы находим те, на которых стоится игра слов в данном заголовке:
1. help that you give to someone, especially by using your skills, ability, or knowledge [Macmillan Dictionary].
2. employment as a servant in someone’s house [Macmillan Dictionary].
То есть, первое значение соответствует русскому «помощь», а второе - «служба».
Т. Озерская не использует ни того, ни другого слова в своем переводе рассказа ‘A Service of Love’, «Из любви к искусству», но передает своим заголовком игру слов, причем обе ее грани. «Из любви к искусству» идут к своей славе на этом поприще молодые люди, и просто «из любви» жертвуют ей. Таким образом, жертвуя адекватностью, переводчик достигает эквивалентности и сохраняет торжественность оригинального заголовка.
3. Львовский переводит заголовок этого рассказа «Если любишь». Однако данный перевод совершенно не передает авторской игры слов, а потому не является ни эквивалентным, ни адекватным.

Многие из переводов О. Генри относятся к началу прошлого века. Несомненно, за сотню лет мировая культура сильно изменилась. Возможно, что современный читатель может упустить или не понять намек, частый спутник каламбура, данный ему переводчиком сто лет назад. Данное исследование направлено на привлечение внимания к сложным для перевода сокровищам мировой литературы, на перевод которых требуется свежий взгляд.

Список использованной литературы
1. Генри О. Если любишь // О. Генри. Избранные сочинения / пер. З. Львовского. Ростов н/Д: Феникс, 1999. 320 с.
2. Генри О. Из любви к искусству // О. Генри. Собрание сочинений / пер. Т. Озерской. М.: Престиж Бук, Литература, 2010. 230 с.
3. Генри О. Тюремный хорал // О. Генри. Родственные души / пер. Е. Кайдаловой, 2009.
4. Генри О. Фараон и хорал // О. Генри. Собрание сочинений / пер. А. Горлина. М.: Престиж Бук, Литература, 2010. 230 с.
5. Macmillan Dictionary. URL: http://www.macmillandictionary. com/service1 (дата обращения: 1.04.2016).
6. Henry O. 25 Best Stories. М.: Юпитер-Интер, 2009. 212 p.
Oxford Learner’s Dictionary. URL: http://www. oxfordlearnersdic- tionaries.com/definition/english/ (дата обращения: 21.02.2016).

Изучаются особенности передачи каламбура и других языковых средств выражения комического на русский язык на материале произведений О. Генри. Проводится сравнительный анализ английских текстов и их переводов на русский язык.

Ключевые слова: каламбур, поэтоним, адекватность и эквивалентность перевода.

А. О. Малкова

Особенности перевода на русский язык лингвокультурологических аспектов в рассказах О. Генри

Опубликовано 26.07.2020 23:19 | Просмотров: 87 | Блог » RSS


Рекомендуем: